Распродажа

Электронные компоненты со склада по низким ценам, подробнее >>>

Журнал Радио

2004: 
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
2003: 
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12
2002: 
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12
2000: 
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12
1999: 
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12
1998: 
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12
1971: 
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12
1947: 
1, 2, 3, 4, 5
1946: 
1, 2, 3, 4-5, 6-7, 8-9

Новости электроники

В 14 раз выросло количество россиян на MediaTek Labs ? проекте по созданию устройств "интернета вещей" и "носимых гаджетов"

Сравнив статистику посещения сайта за два месяца (ноябрь и декабрь 2014 года), в MediaTek выяснили, что число посетителей ресурса из России увеличилось в 10 раз, а из Украины ? в 12. Таким образом, доля русскоговорящих разработчиков с аккаунтами на labs.mediatek.com превысила одну десятую от общего количества зарегистрированных на MediaTek Labs пользователей.

Новое поколение Джобсов или как MediaTek создал свой маленький "Кикстартер"

Амбициозная цель компании MediaTek - сформировать сообщество разработчиков гаджетов из специалистов по всему миру и помочь им реализовать свои идеи в готовые прототипы. Уже сейчас для этого есть все возможности, от мини-сообществ, в которых можно посмотреть чужие проекты до прямых контактов с настоящими производителями электроники. Начать проектировать гаджеты может любой талантливый разработчик - порог входа очень низкий.

Семинар и тренинг "ФеST-TIваль инноваций: MAXIMум решений!" (14-15.10.2013, Новосибирск)

Компания Компэл, приглашает вас принять участие в семинаре и тренинге ?ФеST-TIваль инноваций: MAXIMум решений!?, который пройдет 14 и 15 октября в Новосибирске.

Мне нравится

Комментарии

дима пишет в теме Параметры биполярных транзисторов серии КТ827:

люди куплю транзистар кт 827А 0688759652

тамара плохова пишет в теме Журнал Радио 9 номер 1971 год. :

как молоды мы были и как быстро пробежали годы кулотино самое счастливое мое время

Ивашка пишет в теме Параметры отечественных излучающих диодов ИК диапазона:

Светодиод - это диод который излучает свет. А если диод имеет ИК излучение, то это ИК диод, а не "ИК светодиод" и "Светодиод инфракрасный", как указано на сайте.

Владимир пишет в теме 2Т963А-2 (RUS) со склада в Москве. Транзистор биполярный отечественный:

Подскажите 2т963а-2 гарантийный срок

Владимир II пишет... пишет в теме Параметры биполярных транзисторов серии КТ372:

Спасибо!

Журнал Радио 2 номер 1998 год. СВЯЗЬ: СРЕДСТВА И СПОСОБЫ

К 50-летию кибернетики

В. Г. МАКОВЕЕВ, канд. техн. наук,


первый заместитель руководителя
Федеральной службы России
по телевидению и радиовещанию 

"Это новое развитие техники несет неограниченные возможности для добра и зла".
Н. Винер, Кибернетика, или управление и связь в животном и машине.- М.: "Советское радио", 1958

Знаменитая книга Н. Винера "Кибернетика", написанная пятьдесят лет назад, фактически провозгласила начало Второй промышленной революции. Философы-оптимисты радовались, что о ходе Первой промышленной революции человек обрел силу машин, а в ходе Второй - усилил свой интеллект с помощью вычислительной техники.

Пессимист же Винер был обеспокоен тем. что Первая промышленная революция - революция "темных сатанинских фабрик" (цитата Винера из произведения английского поэта У. Блейка) обесценила человеческие руки за счет конкуренции машин, а Вторая - должна обесценить "человеческий мозг средних или еще меньших способностей". Уже тогда Н. Винер предупреждал, что научно-технический прогресс меняет среду обитания человека быстрее, чем человек приспосабливается к новым условиям

О том, как отнеслись к Н, Винеру и его теории в нашей стране в конце 40-х и в 50-х годах (по крайней мере в первой половине), сказано и написано за прошедшие годы немало. Достаточно упомянуть, что в "Энциклопедическом словаре", изданном в 1954 г., само понятие "кибернетика" просто отсутствует, а в "Кратком философском словари" того же года издания кибернетика характеризуется как реакционная лженаука, направленная против материалистической диалектики. Такое идеологизированное отношение к кибернетике нанесло немалый вред развитию ряда научных и технических направлений в Советском Союзе. Однако насущные потребности промышленности (конечно, в первую очередь военной) сделали этот идеологический запрет на кибернетику относительно недолгим.

Помню, в конце 196З г., когда я был еще молодым аспирантом, на одном из семинаров в МЭИСе (ныне МГУСИ) профессор А. А. Харкевич (он тогда еще не был избран академиком) рассказывал, каких трудов стоило извлечь из спецхрана книгу Н. Винера с "красной печатью" и доказать ее научную ценность. Причем главным грехом Н. Винера в глазах догматиков считалась попытка обосновать неравенство людей в обществе разной природной способностью к переработке информации.

Я вспомнил этот семинар во время проходившей в начале декабря 1997 г. в Салониках Пятой европейской конференции министров информации. Формально темой конференции было согласование общеевропейской политики в рамках создания Глобального информационного сообщества. Однако, поскольку именно США являются "локомотивом" в этом огромном проекте, то во многих выступлениях и скрыто и явно звучали призывы к "европейскому ответу" на американский натиск в информационной сфере. Но главным было другое - в речах ряда делегатов звучали такие выражения, как "информационный пролетариат", "информационные изгои", "информационная колонизация" и даже опасения, что в новом информационном мире может возникнуть "новая рабовладельческая демократия".

В этих мыслях мне почудилось что-то знакомое. Вернувшись в Москву, я нашел соответствующее место в книге Н. Винера. Причем съехавшиеся в Грецию министры в большинстве своем были вполне самодостаточными гуманитариями и в значительной части - весьма эффектными женщинами Не верю, что они когда-нибудь читали Н. Винера! Не буду утомлять цитатами - советую прочесть классика на "сон грядущий".

Потребовалось полвека, чтобы тревоги ученого поднялись до уровня общественного понимания. Сначала вас охватывает чистая радость по поводу очередного "чуда техники" и только десятилетия спустя осознаются социальные последствия этого чуда.

Приведу еще один почти хрестоматийный пример, как принято говорить, "для разрядки". В апрельском номере за 1972 г. американского журнала "Архитектура и Дизайн" была опубликована коротенькая заметка о том. что японским специалистам с помощью сложных устройств телемеханики и телевидения удалось осуществить акт любви между партнерами, разделенными расстоянием в тысячу миль. Несколько месяцев спустя в обзоре писем читателей и откликов прессы журнал ехидничал, что лишь немногие разглядели пометку под текстом "1 апреля", зато была масса восторженных комментариев.

Я для таких случаев всегда держу в памяти мысль И. Ильфа из записной книжки 1930 г.: "Раньше в фантастических романах самое главное было радио, и при нем ожидалось счастье для человечества. Теперь радио есть, а счастья по-прежнему нет".

У нас теперь, кроме радио, есть и телевидение, и мультимедиа, а счастья что-то не видно. Поистине любой прогресс - это замена одних неприятностей другими!

Грядет XXI век, начало третьего тысячелетия, и на этой грани, возможно, произойдут очень серьезные, но поначалу незаметные изменения в мировой экономике. По подсчетам многих специалистов именно на рубеже столетия и тысячелетия денежные обороты в сфере информации превысят обороты 8 сфере материального производства. То есть информация в своей совокупности станет дороже всех других предметов труда, которые производятся человечеством.

В истории человечества были века аграрные, были индустриальные, теперь пришла пора века информатизации. Какие же здесь имеются постоянно действующие факторы и к чему мы должны быть хотя бы морально готовы?

Во-первых, новые информационные технологии. Они у всех на устах - и поэтому не хочу злоупотребить местом в журнале.

Во-вторых, насыщение мирового рынка предметами высоких технологий информационного характера. Мировой рынок уже достиг насыщения по телевизорам, видеомагнитофонам и даже по сотовым телефонам. Где-то я читал, что уже "почти 50 миллионов персональных компьютеров собирают пыль в конторах и квартирах по всей земле".

В-третьих, происходит конверсия оборонной промышленности, И что самое удивительное, для нас, россиян, важнее конверсия американской оборонной промышленности, которая стремится вернуть себе господствующее место на мировом рынке по изделиям гражданской и

бытовой электроники.

Нечто похожее уже было: лишившись в 1945 г. военных заказов, электронная промышленность США нашла себе работу в области телефикации страны. Быстрое насыщение рынка черно-белыми телевизорами привело к принятию уже в 1953 г. первого в мире стандарта цветного телевидения NTSС на 525 строк. Удивительно, но история повторяется - год назад в

США был принят новый цифровой телевизионный стандарт IТSС на 1080 строк разложения изображения.

Теперь, после многих лет "холодной войны", также нужен какой-то новый продукт, массовый, дорогой в эксплуатации. Сверхрентабельный. И, естественно, именно в богатеющей информационной сфере. Этим продуктом скорее всего станет то. что сейчас принято называть "мультимедиа", т. е. комплекс оборудования и вместе с ним комплексный информационный продукт, который нужен как всему человечеству, так и каждому человеку отдельно. Продукт этот содержит в себе, по сути дела, два противоречия С одной стороны, он является связью с миром, а с другой - убежищем от мира. Я думаю, что эта мысль всем понятна. Ведь когда-то кинематограф был "окном в мир" для людей, но потом он стал убежищем от мира Затем телевидение стало окном в мир, а сейчас мы с вами видим, что оно все чаще становится убежищем от мира! Как же иначе можно назвать те "мексиканские" телесериалы ("мыльные оперы"), которыми заполнен телеэфир?!

Н. Винер полвека назад утверждал, что в обществе, слишком большом для прямого контакта между его членами, средства связи становятся наиболее действенным и важным фактором управления.

В настоящее время на Земле в полном соответствии с предсказаниями Н. Винера строится новый информационный мир - Глобальное информационное сообщество (ГИС). Его строительство провозглашено "мировым правительством" - "Большой семеркой" на своем саммите в 1994 г. в Галифаксе (Канада). С тех пор Большая семерка уже трижды возвращалась к этой важнейшей проблеме века.

Технической базой ГИС должна стать Глобальная информационная инфраструктура (ГИИ), которую поручено создать администрациям связи стран Большой семерки. В мае 1996 г, в Йоханнесбурге состоялась встреча министров связи почти семидесяти стран мира, на которой были определены общие контуры ГИИ. В октябре того же года в Женеве состоялся первый Глобальный форум по политике в области связи при участии 1500 делегатов, на котором, пожалуй, впервые в одном зале собрались но только представители администраций связи, но и операторы и производители оборудования. Во всех проектах ощущалось присутствие американского "большого брата", поскольку именно в США сконцентрировано (по оценкам делегатов) 65 % знаний мирового уровня в информационной сфере и большая часть потребителей услуг ГИИ на первых стадиях ее существования. Характерно, что даже в проектах, которые подавались как "европейский ответ" Америке, часто значился американский адрес штаб-квартиры (на недоуменные вопросы фирмачи разводили руками; "такова уж жизнь").

Каково же место России в этих ГИС и ГИИ? Какой вклад могут внести наши наука и техника? Судить об этой огромной проблеме в целом не берусь, но поскольку много лет я прожил в телевидении, попробую поразмышлять в этом направлении. Какие, к примеру, новые задачи стоят перед российской наукой? Мне стало абсолютно ясно, что наше мышление в этой области в последние годы изменилось. Раньше мы отделяли советскую науку от мировой: проблемы о них формулировались очень по-разному, а методы решения разнились еще больше. Задача ставилась так: или дайте валюту на импорт, или два года на НИР и год на ОКР' Теперь же, пожалуй, каких-то специфических проблем для российской науки в информационной сфере не осталось. Ученых России мучают те же научные проблемы, над которыми работают люди науки и в других странах мира. Не могу понять, что лучше - радоваться по этому поводу или плакать? В разные дни меня посещают разные желания.

Приходит на ум старая шутка: "Радость моя. мы живем в переходный период", - говорил Адам Еве по дороге из Рая. Так что и нам жаловаться и стонать неконструктивно, тем более что телевидение всегда было всемирным процессом, и наша интеграция в мировую науку и технику - явление, несомненно, прогрессивное. Многочисленные (даже на моей памяти) попытки найти "свой путь" в телевидении очень дорого стоили нашей небогатой стране.

Что же тревожит сейчас нас. уже интегрированных в мировую науку и технику?

Во-первых, новый стандарт на вещательное телевидение, точнее - на цифровое вещательное телевидение. Стандарт - дело очень серьезное Один мудрец полагал, что консервативнее всего - люди. (Помните формулу, что новые идеи овладевают массами совсем не потому. что они заменяют старые идеи в чьих-то головах, а только потому, что уходят носители старых идей).

Оказалось, что стандарты еще консервативнее. Я хочу напомнить, что стандарт на ширину кинопленки - 35 мм - пережил уже несколько поколений кинематографистов. Недавно в прессе возникла дискуссия- что делать с системой СЕКАМ? Ко мне приезжал один новатор в нашей отрасли, который хотел в своем регионе срочно перейти на систему ПАЛ, Пришлось ему объяснить, что ГОСТ - дело серьезное, и пока самый последний телевизор, в котором применена система СЕКАМ, "не сойдет с поля", систему менять нельзя. Мы даже представить себе не можем, какие в условиях нашей демократии могут возникнуть проблемы. Кроме того, создание нового телевизионного стандарта и его внедрение обходится не дешевле крупного космического проекта!

Уже говорилось, что 1996 г. в Америке принят цифровой стандарт на телевидение на 1080 строк. В нем заложены все те мечты, которые не могли быть реализованы в 30-е годы, вследствие чего тогда пришлось пойти на очень тяжелые компромиссы. Но американцы со своим новым стандартом поступают как-то странно. Они его почти не рекламируют, они его никому не "вбивают в голову", как зто у них обычно водится. Они потихонечку внедряют его в своей стране. Может быть, они в нем не очень уверены?

Для нашей науки самое важное сейчас - не утратить уровень мышления, понять, какое мы занимаем место в мире, какой стандарт нам более всего подходит и когда мы будем готовы к его внедрению Это - первое.

Вторая тема - цифровая компрессия спектра. Она неотделима от нового цифрового стандарта и входит составляющей частью в американский стандарт ITSС. Должен отметить, что компрессия спектра - очень сложное дело. Это тоже порождение конверсии американской оборонной промышленности. Именно для военных целей созданы микросхемы, способные работать со скоростью миллиардов операций в секунду Они нужны были для управления большой войной.

Примерно такой же сложности задача - обработка многоканального телевизионного сигнала в реальном масштабе времени с целью сжатия спектра сигналов Скорости обработки информации нужны примерно те же. Я не верю, что какие-то отдельные фирмы и отдельные страны самостоятельно производят аппаратуру цифровой компрессии. Основа здесь - американская технология, может быть, иногда она хорошо прячется. Мы сейчас открыты всему миру, но должны понимать, что мир для нас пока не открыт так же. Аппаратуру сверхвысоких технологий, аппаратуру больших скоростей нам по-прежнему не продают под самыми разными предлогами. Хотя печальной памяти КОКОМа формально нет, но запреты существуют.

Цифровая компрессия - это огромный шаг вперед, но хотел бы напомнить, что в 1965 г - 32 года назад - вышла книжка Д С. Лебедева и И И. Цукермана "Телевидение и теория информации", где все, что сейчас происходит с созданием аппаратуры цифровой компрессии, было довольно просто и понятно изложено на бумаге. Однако в предисловии к этой книжке есть очень обидная фраза: "К сожалению, несмотря на все успехи в теории, практика применения теории информации в телевидении пока что еще стерильна". Мы дожили до такого времени, когда эта теория себя оправдала, и мы ее можем широко применять. Но мы должны также ясно отдавать себе отчет, что все те методы и устройства цифровой компрессии, которыми мы сейчас располагаем, - это только самые простые решения. Возможно, что это просто "мотыльки".

Нам нужно помнить, что самое лучшее устройство цифровой компрессии в мире - человеческий мозг. Нормальное цветное телевизионное изображение на сетчатке глаза - это информационный поток со скоростью около 140 млн бит в секунду! Но по зрительному нерву от глаза к мозгу передается информация всего 50...70 бит в секунду!

Система "глаз и мозг" производит цифровое уплотнение по неизвестным пока нам алгоритмам с эффективностью в миллионы раз. Почему? Потому, что электрохимический компьютер, который у нас находится в голове, с большими скоростями работать не может. Тактовая частота у него ("альфа-ритм") всего 10 Гц Если мы будем ему пытаться навязать больше информации, то возникает стресс, т. е. человек обалдевает, теряет способность к каким-либо осмысленным действиям. Это очень грубая модель, но, тем не менее подтверждается практикой. А мы радуемся уплотнению в четыре или 8 шесть раз - это пока еще первые "семечки" и впереди нас здесь ожидает много интересных научных и технических находок в области уплотнения.

Между прочим, мне как-то пришла в голову весьма любопытная мысль. Года четыре назад я побывал на нескольких американских фирмах, которые тогда только-только начинали приоткрывать свои работы по цифровой компрессии. Как только наш разговор с торговых тем переходил на профессиональные, к беседе присоединялись люди, которые были мозгом разработки. Причем, как правило, они оказывались американскими китайцами или японцами. По-видимому, создание алгоритмов эффективной обработки изображения проще для человека с иероглифическим мышлением, который "картинку" воспринимает как нечто целое и обрабатывает ее тоже как нечто целое. Мы же из другой цивилизации и привыкли сначала все разложить на элементы и анализировать общую картину как мозаику, по кусочкам.

Хочу опять вспомнить книжку Д. С. Лебедева и И. И Цукермана. Многие способы уплотнения спектра удавалось смоделировать 30 лет назад. Тогда, чтобы закодировать один кадр, неделю набивали перфокарты, потом две кошелки с перфокартами несли синтезировать в богатый институт. Все получалось ужасно интересно, но не более того.

Третья тема - это вопросы сети. Если есть

стандарт, определились с компрессией, го теперь нужно решить вопрос о сетях доставки информации.

Между прочим, Глобальная информационная инфраструктура уже давненько строится, но мы ее таковой пока не ощущаем. Ее основой являются оптоволоконные кабельные линии, часть из которых относится к так называемым "информационным хайвеям". Это оптоволоконная магистраль с пропускной способностью больше 1 Гбит/с. Такие магистрали уже опутали большую часть Земли, они проходят и по территории России, и по территории бывшего Советского Союза. Чрезвычайно интересно, что трассы этих оптоволоконных линий проложены в Азии и по всем направлениям Великого шелкового пути. То есть гам, где в старину возили шелковое волокно, теперь проложили оптическое волокно. Видимо, сама природа способствовала прокладке таких великих коммуникаций.

Вскоре мы, по-видимому, забудем, что такое дефицит каналов, в том числе широкополосных. Ведь такие магистрали строят не только связисты. Для некоторых, может быть, будет неожиданностью, что очень много кабельных линий прокладывают другие ведомства. В частности, Министерство путей сообщения вдоль всех своих железнодорожных линий укладывает оптоволоконный кабель, причем до конца столетия собирается проложить 19 тыс. километров такого кабеля. Причем не более 5 % информационной мощности этих кабелей железнодорожникам нужно для своей технологии, - остальное пойдет на коммерческое использование,

Не отстают от железнодорожников и энергетики почти по всем линиям высоковольтных электропередач сейчас прокладываются оптоволоконные кабели, и делается это чрезвычайно быстро, со скоростью чуть ли не 100 км в сутки. Кабели или вплетаются в нулевой провод высоковольтной линии, или подвешиваются на опорах, или наматываются на фазовый провод. Последний метод оказывается особенно простым, поскольку удалось изготовить многожильный оптоволоконный кабель, полностью диэлектрический, у которого и силовые элементы неметаллические, и защита также неметаллическая.

Но оптоволоконные линии рационально решают проблемы связи только между крупными населенными пунктами.

В связи с этим четвертой задачей является доставка сигнала к человеку в любую точку земного шара. Тут вне конкуренции спутники связи. Но спутники, находящиеся на геостационарной орбите, уже устраивают нас не по всем своим параметрам. Очень они высоко расположены, слишком трудна энергетика, весьма часто мешает большое время пробега сигнала Поэтому неслучаен сейчас интерес к системам низкоорбитальных спутников, расположенных на высотах 700,1500. максимум 10 000 км . В таких системах приемное устройство и антенна могут быть очень небольших размеров.

Но такие спутники движутся с большой угловой скоростью. Поэтому, чтобы обойти эту проблему, создаются крупные группировки спутников, В частности, система "Теледезик" предполагает группировку из 288 спутников, запускаемых на полярные орбиты. Эти орбиты проходят через полюсы Земли, и они, как полоски на арбузе, опутывают весь земной шар. Все рассчитано так, чтобы у вас высоко над головой всегда был один из этих спутников. Спутники всегда появляются с одного направления, они за вами следят, вы находитесь на Земле в одной из сот, которые образует такая система. Для нее безразлично, где находится абонент; в центре Москвы, в ауле в горах, в сибирской деревушке или на Северном полюсе. Главный принцип: связь всем, всегда, везде Ну, естественно. для тех, у кого есть деньги.

Когда разрабатывались первые системы с низкоорбитальными спутниками, они рассчитывались главным образом на организацию телефонной связи. Но. например, система "Теледезикм показала возможность создания широкополосных каналов связи. И она будет рентабельна не только для связи с подвижными объектами, но и для фиксированной службы. Мыслится эта система как этакий "Небесный Интернет", который может дать широкополосный доступ к Интернету любому, кто этого захочет. Такие системы эффективно дополняют сеть оптоволоконных кабелей связи.

Пятая задача - найти информационный продукт для такой сети широкополосных каналов. Этим продуктом будет то, что принято называть мультимедиа, т.е. комплексную систему

информационных услуг и развлечений, которые могут быть предоставлены по таким каналам связи. Для работы с мультимедиа требуется мощный компьютер или умный телевизор. Именно мультимедиа дадут необходимую нагрузку для подобной системы связи.

Шестая задача, которая стоит перед нами, - это киноархивы и телевизионные архивы. Всегда считалось, что на телевидении после человеческих кадров самое большое богатство - это запасы кинофильмов и программных материалов. Но с этими архивами поступали почти как со здоровьем человека - ценили, но не берегли. Видимо, сейчас приходит пора, когда к архивам должно быть совершенно другое отношение, поэтому новая система каналов, которая обеспечивает сверхмногопрограммность, потребует чудовищного количества "духовной пищи".

Уже есть в мире системы из ста телевизионных каналов. Есть даже из двухсот каналов. Но, по-видимому, всего творческого потенциала человечества недостаточно, чтобы эффективно "накормить" в реальном масштабе времени перспективные системы сверхмногоканального телевидения. И чтобы поддерживать интерес аудитории к этим программам, необходимо по-новому отнестись к архивным фондам, к архироваиию и к архивам как предприятиям. Они должны стать, по сути дела, научными организациями и вести непрерывную реставрацию своих коллекций на основе цифровых методов обработки сигнала.

Обозначив проблемы, естественно было бы

предложить какую-то программу действий. Специалисты системы ФСТР с участием специалистов Госкомсвязи РФ разработали Федеральную программу развития телевидения и радиовещания в России, но поскольку денег на ее реализацию пока нет, они ежегодно дорабатывают эту программу, чтобы не потерять уровень мышления. Эту программу пока еще никто не обругал, хотя она рассматривалась во многих инстанциях. Основная суть программы - вскоре в любой точке России можно будет принимать более 100 программ телевидения. При этом поставлена задача добиться, чтобы среди этих программ было не менее десяти российских, в том числе не менее трех бесплатных государственных, что должно гарантировать социальный минимум на этот вид услуг.

В 1997 г довольно объемистый том этой Федеральной программы был разослан руководителям всех субъектов федерации, и от большинства из них уже получена поддержка, Полагаю, что скоро можно будет изложить основные идеи программы на страницах журнала "Радио".

В заключение вернусь к Н. Винеру, который писал "Простая вера в прогресс является убеждением не силы, а покорности и, следовательно, слабости". Я привел эту цитату и вдруг вспомнил четкую мысль на эту тему другого редко вспоминаемого классика: "Мы не можем ждать милостей от природы....". И то, и другое - призыв к инициативе' Как писал где-то третий классик: "Великие умы сходятся...".

Вернуться к содержанию журнала "Радио" 2 номер 1998 год







Ваш комментарий к статье
Журнал Радио 2 номер 1998 год. :
Ваше имя:
Отзыв: Разрешено использование тэгов:
<b>жирный текст</b>
<i>курсив</i>
<a href="http://site.ru"> ссылка</a>